kluge_kinder (kluge_kinder) wrote,
kluge_kinder
kluge_kinder

Categories:

Хандорф

История переезда или даже бегства Лютеран из Восточной Пруссии, что-то сродни "Мэйфлауэру"

Неподалёку от Аделаиды есть городок Хандорф (Hahndorf). В названии явно чувствуются немецкие нотки, и так оно в общем-то и есть - место названо по имени капитана Хана, который был датчанином. Само слово "хан" означает "петух" и как результат это местечко некоторые постсоветские иммигранты зовут Петухово :) (Рассказал про это как-то болгарским знакомым - все здорово смеялись, даже те кто не говорили по-русски ;) )

Забавно и основание этого местечка и дальнейшие его перетрубации. Сейчас же оно - одно из основных туристических достопримечательностей штата Южная Австралия: там и винодельни кругом и в самом городе магазинчики со всевозможными немецкими колбасами и немецкие же рестораны - в общем колорит как раз для туристов. Место находится в 28 километрах от Аделаиды на возвышении в 330 м, что довольно трудно преодолевать по горному серпантину (напомню основная Аделаида у побережья плоская как стол - это морское дно, выступившее когда уровень океана понизился, из-за того что ледяные шапки на полюсах намёрзли).

Этого городка, по крайней мере под таким названием, могло бы и не быть если бы не упёртые лютеране Восточной Пруссии, которые хотели жить по своей вере. Было их 200 человек или 38 семей. Их священника сослали, собираться для религиозных целей запретили, а все петиции к королю Фридриху Вильгельму Третьему игнорировались. Так что некий пастор Кавель (August Ludwig Christian Kavel) присматривал место куда бы им иммигрировать. Долго искал, ничего не скажешь - 8 лет. И вот в Лондоне он встретил директора Южно-Австралийской Компании Ангэса (George Fife Angas), который агитировал за колонизацию далёкой земли. Штат Южная Австралия к тому моменту существовал всего три года. Компания была организована на инвестиции (так в те времена выглядел венчур!), и чтобы завлечь на край света людей из инвестиционных денег им даже прелагался заём, в данном случае - 8000 фунтов на всех. Вообще эти лютеране были не первыми - там ещё немцы прибывали за несколько месяцев до них (основали несохранившиеся поселения Клемциг, Глен Осмольд и Лобеталь).

Трёхмачтовое транспортное судно "Зебра" было снаряжено для дальнего плавания в Гамбурге. Многим прибывшим пассажирам, в свете их бедности пришлось несколько недель жить на самом корабле, пока он снаряжался. Всего помимо команды судно взяло на борт 199 пассажиров (55% взрослых и 45% детей), 100 бочек свинины (солонины), 100 бочек муки, 65 бочек пресной воды, 17 свиноголов (hogheads) пива и уксуса, 14 бочек селёдки, два сундука с обувью, и... 41 тысячу кирпичей (видимо всё-таки больше для остойчивости судна - чтобы на бок не падало). Двое пассажиров умерло ещё до отплытия, двое - сразу же после, и 12 во время плавания - что просто невероятно хороший результат и просто чудо для случая тифа на корабле, прямо рекорд по малочисленности потерь! У Мыса Доброй Надежды порвало 5 парусов - день и ночь повахтово сшивали. В итоге отплыли 12 августа, а приплыли только 28 декабря - 129 дней! - классные сроки путешествия были в те времена... А потом ещё и сойти на берег не могли до 2 января из-за отлива. А после схода несколько недель жили в палатках на берегу пока решались землемерные и юридические вопросы.

Капитану было 34 года, но к тому времени жизнь его уже изрядно потрепала. Он рано стал капитаном потому его собственный капитан внезапно умер от тропической болезни в Гаване. На "Зебре" он совершил несколько путешествий в Штаты с той же самой целью - отвозил иммигрантов. И один раз плавал в Южную Америку, где они попали под гражданскую войну и еле выкрутились.

Во время путешествия в Аделаиду лютеране показывали капитану прошения которые они подавали королю Пруссии. Где они просили выселить их хоть в самую отдалённую часть страны, обещали ни звука оттуда не издавать, но эти прошения были отвергнуты. Капитан так проникся симпатией к этим искренним и святым людям, что по приезду стал организовывать их дела и лично контролировать чтобы они получили всё обещанное (в частности договорился о продаже будущего урожая). За всё сделанное для них, новое поселение и назвали в честь капитана - Петухово. Сам он, никогда не видевший Австралии был очень впечатлён (особенно видами с самой высокой горы куда забрался) природой и хотел остаться. Но в Европе ждала жена, да и вообще и дела. В итоге он как родился так и умер на каком-то клочке земли у берега Дании - острове Sylt.

Корабль "Зебра" был не первым, а третьим кораблём с немцами, так что пастор Кавель уже встречал на берегу. Выдали колонистам 150 акров земли (позже добавили ещё 90), из которых 38 акров нарезали на 38 семей - по акру на дом и огород. Земледелие должно было окупиться, как писал в своём дневнике капитан, потому что Аделаида росла (результат экспорта пшеницы) и городу требовались овощи и фрукты. Иммигранты свернули тенты на берегу и на своём горбе или наспех сколоченных повозках, в которые сами же и впряглись, отправились за 28 км, с возвышением в 330 м, к своему новому дому. По прибытию им дали инструмент и немного скота, но всё разумеется в кредит (например за каждый акр выданный семье нужно было вернуть через сколько-то лет 14 фунтов).

Все мужчины трудились в сельском хозяйстве, а когда не были заняты - нанимались за минималку на зерновые фермы в округе. Все овощи возили продавать в Аделаиду, за 28 км, женщины. Они же работали пастухами. И через пять лет такой жизни хоть что-то да начало накапливаться: население выросло до 250 человек (при том что многие хорошо преуспевшие семьи разъехались по округе в поисках лучшей земли), было много скота и 12 лошадей. Плюс 40 акров картошки и 80 - пшеницы. Своя мельница на воловьем приводе, кузнец, шорник, минисупермаркет и т.д. Через какое-то количество лет место вообще превратилось к центр производства и ремонта. Была открыта первая спонсируемая государством школа.

Во время Первой Мировой войны немцев ненавидели до зубного скрежета, поэтому "во избежание" Хандорф был переименован по названию своей железнодорожной станции в Ambleside. Причём не достопочтенные жители города это сделали, а по решению Парламента Мельбурна, т.е. принудительно. В 1935, в ходе празднования 100-летия основания Южно-Австралийской колонии оригинальное название было возвращено (чуток поторопились надо сказать), а вот Ambleside Hotel так и оставался под этим именем до 1976 года.

Что-то нигде не пишется что стало с потомками тех первых переселенцев - видимо совсем ассимилировались, ну а сам городок сейчас является жемчужиной туристического района Южной Австралии 🙂
Tags: travel, история, музей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment